Пленум превышение пределов необходимой обороны

Верховный суд отработал приемы самообороны

Пленум превышение пределов необходимой обороны

В среду пленум Верховного суда принял постановление «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершавшего преступление». Речь идет о работе статьи 37 Уголовного кодекса (необходимая самооборона).

«Мы, юристы, давно ждали, что ВС разъяснит законодательство о самообороне. Наконец-то повернулись лицом к потерпевшим, — заявил «Газете.Ru» адвокат Евгений Черноусов. — В Европе давно существует неприкосновенность личной жизни, частного имущества — все это святое.

А у нас все по-разному трактовалось, и юристам было трудно разобраться в казуистике, которая исходила из судебных органов.

Теперь понятно, что если гражданин воспринимает любое нападение как угрозу жизни и здоровью, то он имеет право обороняться всеми законными средствами:

и путем физического сопротивления, и с помощью электрошокеров, травматического пистолета. Можно взять камень, инструмент, ключ какой-нибудь и применить их. И если наступит смерть нападавшего, то это произойдет в пределах необходимой обороны».

Постановление пленума ВС содержит 31 пункт. Специальная комиссия все лето работала над положениями, часть из которых вызвала внутренние споры, рассказывают авторы документа. «В документе обращается внимание судов на то, что право на оборону едино для всех, независимо от спецподготовки и служебного положения», — заявил судья Верховного суда Валерий Степалин, представлявший постановление.

По данным судебного департамента Верховного суда, за убийство с превышением самообороны осуждены: в 2009 году — 813 человек, в 2010-м —… →

Далее разъясняется, в отношении какого посягательства может быть применена самооборона. «Если раньше в каждом конкретном случае решался вопрос — имелось или не имелось превышение самообороны, то сейчас понятно: если есть угроза жизни и здоровью, то вопрос превышения можно не рассматривать», — поясняет Степалин.

Разумеется, самооборона должна соответствовать угрозе (ч. 2 ст. 37 УК РФ), напоминают авторы документа. То есть убийство за побои будет квалифицироваться именно как убийство (статья 105 УК) или убийство при превышении самообороны (статья 108 УК).

Также самооборона явно неправомерна, если нападение уже было завершено, предотвращено или пресечено или если гражданин сам спровоцировал агрессию противника.

С другой стороны, в постановлении отдельно прописано, что надо учитывать неожиданность нападения.

Испугавшись, граждане не могут объективно оценивать уровень угрозы, и тогда самооборона может привести к тяжким последствиям для нападавшего. Как рассказал Степалин, учесть все возможные обстоятельства нападения просили представители Генпрокуратуры.

Кроме того, ВС пояснил, что состояние необходимой обороны может быть длительным, например во время незаконного лишения свободы, захвата заложников, истязаний.

Граждане могут обороняться, даже если нападение закончилось, но это было им неясно, а также если преступник решил временно прекратить нападение, чтобы потом, при благоприятных условиях, его продолжить.

Если пострадавший смог завладеть оружием противника, это не означает автоматического окончания нападения, добавляют авторы документа. В этом случае судьям предстоит учесть обстоятельства, в том числе количество нападавших, их возраст, пол, физическое развитие.

Еще один пункт касается использования автоматически срабатывающих спецсредств. Судья пояснил, что их использование можно расценить как необходимую оборону, если спецсредства законны.

«Кроме того, если причиненный потерпевшему вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, то содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой самообороны, — пояснил Степалин.

— Если они сработали в тот момент, когда нападения не было, и причинили вред здоровью, то содеянное подлежит квалификации на общих основаниях».

Граждане с удовольствием используют спецсредства, соглашается адвокат Черноусов. «Особенно в дачных поселках, деревнях, где местные пацаны лазят в чужие сады за яблоками, — говорит юрист. — Ставят капканы, настраивают самострелы.

А ведь капкан может отсечь руку или ногу. Такие случаи часто происходят, и тогда владельцы спецсредств привлекаются к уголовной ответственности».

Степалин, в свою очередь, рассказал, что в ходе обсуждения документа начальник следственного департамента МВД Юрий Алексеев предлагал обязать размещать объявления о том, что используется спецсредство.

«Но мы сочли, что это излишне», — пояснил судья.

Предыдущее постановление пленума Верховного суда о необходимой самообороне было принято еще в 1984 году. В настоящее время оно признано недействующим.

«Теперь осталось малое — то есть основное: чтобы суды начали выполнять эти рекомендации, -— говорит адвокат Черноусов. — Постановление пленума ВС не является обязательным к исполнению. Это рекомендация, а суды начинают трактовать его по-своему».

Руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов добавляет, что самое трудное для юристов — оценить размер адекватности действий обороняющегося и необходимость применения самообороны. «Надо обязательно учитывать все обстоятельства нападения, чтобы точно понять, была ли оборона необходимой. Тут очень тонкая грань», — пояснил Шолохов.

Правоохранители меняют практику по делам о превышении допустимых пределов самообороны. После скандальной истории в Тульской области, где следователи… →

Последние громкие дела о подозрении на превышение самообороны заканчивались в пользу обвиняемых. В сентябре было закрыто уголовное дело в отношении жительницы Солнечногорского района Подмосковья Татьяны Кудрявцевой.

1 июля она отправилась в лес за грибами, а на обратном пути на нее напал 30-летний гражданин Узбекистана. Он потащил ее в лес, и тогда Кудрявцева, сопротивляясь, ткнула его ножом, которым она срезала грибы. Через несколько минут преступник ослабел и упал.

Кудрявцева сама вызвала «скорую помощь», тормошила раненого, однако удар оказался смертельным. Следователи предпочли возбудить уголовное дело по статье 105 УК (убийство). Только через две недели переквалифицировали дело по статье 108 УК (убийство при превышении пределов необходимой обороны).

Но даже по этой статье Кудрявцевой грозили три года лишения свободы. Лишь спустя три месяца следователи согласились закрыть дело, признав ее действия правомерными.

Весной в прессе подробно освещалось дело тульского бизнесмена Гегама Саркисяна. По версии следствия, 7 апреля четверо преступников, вооруженных пистолетом, ворвались в дом Саркисяна. В доме находились сам бизнесмен, его жена, взрослая дочь, невестка и четверо несовершеннолетних детей. Обыскав помещение, налетчики нашли лишь 8 тыс. рублей. Также они сняли с женщин золотые украшения.

Недовольные малым объемом добычи, преступники стали требовать раскрыть местонахождение денег, которые Саркисян, по их мнению, сумел хорошо спрятать. Угрожая бизнесмену, налетчики приставили пистолет к голове одного из детей.

В этот момент дочь Саркисяна выскочила на улицу, закричала «убивают!» и бросила камень в окно соседнего дома. За ней побежал один из преступников, они начали драться. Другой преступник по-грузински сказал, что всех трех женщин надо убить. Он думал, что армянин Саркисян его не поймет, но бизнесмен знал грузинский язык.

Он схватил нож и убил троих преступников. Четвертому удалось скрыться. Он был задержан в конце мая.

Первоначально в отношении Саркисяна было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство». Однако после проверки его действия признали необходимой самообороной, он проходит по делу о разбое в качестве потерпевшего.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2012/09/27/4790405.shtml

Право на необходимую оборону в разъяснениях пленума верховного суда РФ

Пленум превышение пределов необходимой обороны

Денис Гарбатович, декан юридического факультета Челябинского филиала Университета Российской академии образования, кандидат юридических наук.

Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление” (далее – Постановление Пленума от 27 сентября 2012 г.) .

Учитывая значимость указанного Постановления, хотелось бы остановиться на некоторых моментах, имеющих, на наш взгляд, принципиальное значение для единообразного применения уголовного закона, а также затронуть отдельные разъяснения, которые могут вызвать дискуссию при применении уголовного законодательства о необходимой обороне.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление” // Российская газета. 2012. 3 октября.

  1. Говоря о необходимой обороне от общественно опасного посягательства, не связанного с насилием, опасным для жизни, Верховный Суд РФ выделяет два вида таких посягательств. Под первым видом посягательства, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК РФ, Пленум рекомендует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица, например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья (п. 3). Ко второму виду указанного посягательства относится совершение иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК РФ, которые хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения (абз. 2 п. 3). Как видим, при выделении второго вида общественно опасного посягательства Верховный Суд РФ ответил на давно обсуждавшийся в доктрине вопрос: можно ли реализовать право на необходимую оборону не от нападения, а от иных преступных общественно опасных деяний?

Одна позиция по данному вопросу заключалась в том, что при необходимой обороне можно защищаться от общественно опасного посягательства, направленного на иные блага, но только при условии, что само это нападение сопряжено с насилием, опасным для здоровья человека .

Сторонники другой позиции утверждали, что в процессе необходимой обороны можно защищаться не только от нападения, но и от иных общественно опасных посягательств, не сопряженных с опасностью для жизни или здоровья .

В соответствии с анализируемым Постановлением можно говорить о допустимости необходимой обороны при защите права собственности (например, при пресечении кражи, грабежа) и иных охраняемых законом прав и интересов от общественно опасных посягательств, не связанных с насилием.

Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М., 1999. С. 267; Тишкевич И.С. Защита от преступных посягательств. М., 1961. С. 21; Уголовное право на современном этапе: проблемы преступления и наказания / Под ред. Н.А. Беляева, В.К. Глистина, В.В. Орехова. СПб., 1992. С. 277; Сидоров Б.В. Уголовно-правовые гарантии правомерного, социально полезного поведения. Казань, 1992. С. 17.
Советское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М., 1988. С. 147; Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М., 1979. С. 17; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула, 2002. Т. 1. С. 427; Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. С. 245; Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны. СПб.: Изд-во Р. Асланова “Юридический центр Пресс”, 2004. С. 21.

  1. С позиций субъективного вменения при уголовно-правовой оценке деяния, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, особенно важным, как подчеркнуто в комментируемом документе, является выяснение вопроса о том, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2.1 ст. 37 УК РФ). В этом случае следует принимать во внимание не только время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, но также и эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда оборонявшееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства (п. 4 Постановления Пленума от 27 сентября 2012 г.).

Однако некоторого уточнения требует указание на то, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты (п. 14).

Полагаю, здесь нужно было уточнить, что речь идет о действиях лица, которое, находясь в состоянии обороны, в силу душевного волнения, вызванного посягательством, не могло правильно оценить характер и опасность посягательства.

Для такой конкретной ситуации и требовалось дать четкую рекомендацию о квалификации: совершено оно в состоянии необходимой обороны или при превышении ее пределов.

  1. Думается, что Пленумом при раскрытии субъективной стороны деяния, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, использовано расширительное толкование соответствующего состава преступления. Так, разъяснено, что уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, т.е. когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства (п. 11).

Квалификация преступного деяния, а также действий, совершенных в состоянии необходимой обороны, должна осуществляться в соответствии с принципом субъективного вменения. Поэтому неправильно квалифицировать оборонительные действия как убийство при превышении пределов необходимой обороны только на основании объективного факта, когда лишение жизни потерпевшего не вызывалось необходимостью.

Так, в надзорной жалобе адвокат С. в защиту Ш., считая приговор незаконным и необоснованным, указал, что потерпевший Ч. был вооружен ножом, многократно высказывал угрозы убийством в адрес Ш., находился в состоянии опьянения. В момент, когда Ш. отобрал у Ч. нож, нападение еще не было завершено, поскольку Ч. замахнулся на Ш.

рукой и хотел его ударить. Адвокат полагал, что при таких обстоятельствах действия Ш. являлись правомерными и на этом основании он должен быть освобожден от уголовной ответственности. Однако вышестоящий суд заключил, что доводы надзорной жалобы относительно того, что Ш.

находился в состоянии необходимой обороны, опровергнуты, поскольку фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что интенсивность посягательства со стороны потерпевшего и его конкретные действия не представляли неминуемой угрозы для жизни Ш., который, нанося удар ножом в грудную клетку Ч.

, избрал несоразмерный способ защиты своей жизни и превысил пределы необходимой обороны .

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/71689-pravo-neobkhodimuyu-oboronu-razyasneniyakh-plenuma-verkhovnogo-suda

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.